Успехи Карла Льюиса как спринтера известны и не нуждаются в рекламе. После дисквалификации Б. Джонсона он стал рекордсменом мира в беге на 100 м (9,92). Однако большая часть публикаций методического плана посвящена анализу его техники и тренировки в прыжке в длину (журнал «Легкая атлетика», 1982, № 3; 1986, № 10; 1987, № 10 и др.). В публикуемой статье мы постарались восполнить дефицит информации о К. Льюисе-спринтере.

Характеристика техники спринтерского бега.

Время реакции. В финале чемпионата мира 1983 г. время его реакции составляло 0,134, 1987 г.— 0,196, Олимпийских игр 1988 г.— 0,136. Показатели К. Льюиса, если не рекордные, то не столь уж и плохие — в финале Олимпийских игр в беге на 100 м у второго призера Л. Кристи время реакции— 0,138, у бронзового призера К. Смита —0,176.

Исходное положение К. Льюиса на старте можно признать классическим (рис. 1, а). Указанные углы в коленных и тазобедренных суставах оптимальные для выполнения быстрого и мощного отталкивания от стартовых колодок.

Стартовый разгон рекордсмен также выполняет в классической манере, с оптимальным наклоном туловища и углом отталкивания от дорожки (рис. 1, б — е). Обращает на себя внимание жесткая амортизация в голеностопном суставе (почти отсутствует опускание пятки на опору), что говорит о высоком уровне скоростно-силовой подготовленности трехглавой мышцы голени. Голень маховой ноги проносится параллельно дорожке. Атлеты с конституционными особенностями как у Льюиса редко блистают быстрыми секундами в стартовом разгоне, их «золотой» участок — бег по дистанции. К. Льюис в стартовом разгоне показывал на отметке 30 м время 3,90—3,92 — скорость высокая, но не рекордная для бега на 100 м. Однако мы видим правильную двигательную установку в беге: плавное увеличение длины шагов с 1,5 до 2,26 м (соответственно на первых десяти метрах и участке 20— 30 м). Темп шагов в стартовом разгоне также несколько увеличивается, но составляет 83—91 % от максимального на дистанции (рис. 2). Таким образом, в стартовом разгоне К. Льюис, не проигрывая слишком много основным соперникам, создает все предпосылки для эффективного скоростного бега по дистанции.

Бег по дистанции. Вниманию читателей предлагается кинограмма бега К. Льюиса в забеге на чемпионате мира 1987 г. (100 м—10,07), снятая приблизительно на 60—70 м дистанции.

Нога ставится на опору (кадры 7, 16, рис. 3, а) почти выпрямленной в коленном суставе, на переднюю часть стопы, близко к проекции общего центра масс тела—21—27 см от точки постановки стопы, угол постановки ноги около 65° с достаточно высоким положением пятки. Небольшой (28°) угол между бедрами говорит об эффективном их сведении в полете. Туловище оптимально наклонено вперед (12°). Все это позволяет обеспечить постановку ноги близко к проекции ОЦМТ, что снижает величину встречных усилий и создает предпосылки для эффективного и короткого по времени взаимодействия с опорой.

В беговой посадке (кадры 8— 9) К. Льюис демонстрирует небольшую, жесткую амортизацию в коленном суставе опорной ноги при достаточно большой амплитуде в голеностопном суставе (пятка при этом не касается дорожки). Угол в коленном суставе опорной ноги в момент вертикали около 146°, что однозначно говорит о высокой посадке в беге.

При «захлестывании» и «выхлесте» голени (кадры 7—10) прослеживается плавная траектория движения пятки «под ягодицу» и быстрый пронос согнутой маховой ноги без излишнего «выхлеста» голени. В момент постановки ноги на опору угол «захлеста» голени около 48°, в момент вертикали — 25°, что принято считать оптимальным, поскольку облегчает быстрый пронос маховой ноги и уменьшает время взаимодействия с опорой.

Рассмотрим момент завершения отталкивания (кадры 1—2, 10, рис. 3, в) и период полета (кадры 2—6, 11—16). Угол отталкивания составляет около 62°, бедро в этот момент достаточно высоко (25° с горизонталью), что считается оптимальным для спринтеров высшей квалификации. Отметим заметное сгибание опорной ноги в коленном суставе в момент завершения отталкивания (около 157°), что весьма важно для быстрого последующего движения ее вперед и сокращения длительности непродуктивной заключительной фазы периода опоры (доминировавшая в прежние годы установка на полное выпрямление ноги в отталкивании в настоящее время пересмотрена, ибо это приводит лишь к выполнению непродуктивной «холостой» работы и замедляет разгон маховой ноги).

Высокий уровень скоростно-силовой подготовленности позволяет К. Льюису выполнить фазу разгибания очень быстро (кадры 8—10), а это способствует уменьшению времени контакта с опорой.

В полете (кадры 3, 12) спортсмен демонстрирует достаточно высокое положение бедра (23° от горизонтали), что характерно для спортсменов, сочетающих спринтерский бег с прыжками в длину. Отметим хорошее разведение бедер в полете (100°), а главное, быстрое их сведение и активное движение бедра-голени-стопы вниз-назад (кадры 5—6). Это приводит к увеличению «посадочной» скорости стопы, которая в идеале должна приближаться к скорости бега, но направлена в противоположную сторону (поэтому пишется со знаком минус).
В беге К. Льюис демонстрирует широкую амплитуду работы рук в плечевом и локтевом суставах. Следует отметить, что кисти рук не полусжаты в кулак (как часто рекомендуют в методической литературе), а расслаблены.

На рис. 2 представлены данные, характеризующие изменение скорости, длины и темпа шагов в финале бега на 100 м на Олимпийских играх 1988 г., где был установлен мировой рекорд — 9,92 (учитывая дисквалификацию Б. Джонсона).
Максимальная скорость бега была достигнута на 50—60-х метрах дистанции, что соответствует сведениям о наиболее быстром участке дистанции. Десятиметровый участок был преодолен за 0,83, что соответствует скорости бега 12,05 м/с (аналогичная скорость была у К. Льюиса и в финале бега на 100 м на чемпионате мира 1987 г., а аргументированных научных данных о более быстром беге мы не встречали). Снижение скорости бега на последних 10м дистанции по сравнению с самым быстрым участком составило 5,7 %, что говорит о хорошем уровне скоростной выносливости.

Средняя длина шагов К. Льюиса на участке 0—30 м составляла 1,90 м, на участке 30—60 м — 2,35—2,53, на заключительных 40 м дистанции — 2,52— 2,84 (рис. 2). Если в качестве показателя для оценки длины шагов использовать модуль шага (отношение длины шагов к длине ног), то полученные коэффициенты для участка 0—30 м составляют 1,84; участка 30—60 м—2,35; 60—90 м — 2,50 о. е. Такие показатели относительной длины шагов на дистанции принято считать оптимальными для лучших спринтеров. Однако при указанной длине шагов спортсмен показал и высокий темп движений — до 4,76 ш/с (рис. 2). При этом наблюдался весьма короткий период опоры 80— 85 мс. Таким образом, решающий вклад в достижение высокого для данной длины шагов темпа движений «внесло» короткое время взаимодействия с дорожкой. Благодаря высокому уровню скоростно-силовой подготовленности, правильной организации движений К. Льюис за столь короткий промежуток времени успевает выполнить амортизационное сгибание и быстрое мощное отталкивание (тренеры США в тренировке используют различные методические приемы для уменьшения времени опоры в беге, в частности двигательную установку «бежать как по раскаленной дорожке»).

Подведем некоторые итоги. Преимущество К. Льюиса над соперниками можно объяснить следующими факторами: более высокой горизонтальной скоростью бега по дистанции; рациональным соотношением длины и темпа шагов, причем темп шагов при достигнутой их длине можно признать высоким; близкой постановкой стопы на опору; высокой (по отношению к телу) скоростью движения голени и стопы при движении их к опоре; быстрым разгибанием опорной ноги после момента наибольшей амортизации; неполным разгибанием опорной ноги в момент завершения отталкивания.

В заключение нельзя не отметить весьма важный фактор, который не представляется возможным выразить количественными характеристиками — удивительную «кошачью» мягкость, эластичность, законченность движений Льюиса, прекрасное расслабление мышц. Эти способности, конечно, во многом определяются генетически, однако и воздействие тренировок может стать весьма существенным, если не откладывать решение этих вопросов на отдаленный период и заложить «школу легкой атлетики» в юном возрасте.

А. Левченко, кандидат педагогических наук

В. Папанов, доцент

Журнал “Легкая атлетика” №6, 1990 год.