Людмила (рост 174 см, масса 63 кг) родилась в 1964 г. в Тамбовской области. Затем ее семья переехала в Череповец, где Люда и начала заниматься легкой атлетикой. Будучи десятиклассницей, она решила провести школьные каникулы у бабушки в Мичуринске, и чтобы не пропускать тренировки, попросила разрешить ей тренироваться в местной детской спортивной школе. Ей охотно пошли навстречу. Так в 1981 г. она оказалась в ДЮСШ г. Мичуринска, не подозревая, что останется тут надолго.

Людмила попала в группу к молодому тренеру Николаю Николаевичу Нарожиленко. И хотя Люда была высокой, худенькой и не очень сильной девочкой (приседала со штангой 50 кг), она показалась тренеру способной и даже, по его словам, талантливой. Тренер и уговорил родителей Людмилы оставить ее тренироваться в Мичуринске.
На первом этапе Людмила тренировалась и выступала в семиборье: в 1986 г. она сумела набрать 5727 очков. Но спортсменка часто выступала и в отдельных видах,особенно в барьерном беге, и с 1986 г.она окончательно стала барьеристкой. Тогда ее результат в беге на 100 м с/б был 13,41, а в 1987 г.— 12,97 и в 1988 г.— 12,62. Кроме того, в 1986 г. Людмила имела результат 11,93 в беге на 100 м и 6,68 — в прыжках в длину.
Из беседы с Николаем Нарожиленко я узнал, что тренировка Людмилы в последние три года была преимущественно направлена на развитие взрывной силы, скоростной выносливости и техники барьерного бега. Барьерные тренировки проводятся 3 — 4 раза в неделю в специальном подготовительном периоде (ноябрь — декабрь и март — май) и до 3 раз в неделю — в соревновательном периоде. Причем 3/4 барьерной работы проводилось на отрезках 8 — 12 барьеров. Это принесло определённые плоды: Людмила очень сильно пробегает вторую половину дистанции. Барьерная работа на длинных отрезках сочеталась со спринтерской. Ключевым отрезком тренер считает бег на 150 м. Людмила способна пробежать его за 16,2 — 16,3. Осенью включаются пробежки длиной до 250 и даже 300 м.
В итоге в 1988 г. Людмила пробежала 200 м за 23,03, что достаточно быстро для барьеристки и вообще за это время она стала атлетически развитой спортсменкой: 3,03 — в прыжке в длину с/м, 9,00 — в тройном, 31,40 — в 10-кратном, 110 кг — в приседании со штангой (хотя работе со штангой много внимания не уделяет).
Есть ли у спортсменки слабые места? Да, есть. По мнению тренера, акцент на развитии скоростной и специальной барьерной выносливости наряду с положительным эффектом имел и отрицательный. Спортсменка значительно уступает в старте и стартовом разгоне своим соперницам (это было видно и в телевизионных репортажах из Гааги и Будапешта). Поэтому с нынешнего сезона было решено уделить больше внимания развитию стартовой скорости. Для этого предполагается включать в тренировку больше упражнений для сокращения времени реакции, сократить длину барьерных и спринтерских отрезков, больше внимания уделять совершенствованию старта и стартового разгона.
А теперь посмотрим на технику Людмилы Нарожиленко. На кинограмме представлен бег спортсменки на чемпионате СССР 1988 г. в г. Таллине (5-й барьер), где она показала результат 12,67.
После схода с барьера (кадр 1) спортсменка удерживается на стопе и активно выводит вперед колено толчковой ноги (кадр 2). При этом голень левой ноги не выхлестывается далеко вперед и стопа опускается на дорожку плоско и близко к проекции ОЦТТ (кадр 3). Далее следует фаза амортизации (кадр 4), которую спортсменка преодолевает за счет усилий удерживающего характера в коленном и голеностопном суставах (обратите внимание, как напряжена левая нога на кадре 4). При выполнении второго бегового шага (кадры 8 — 14) в первую очередь следует обратить внимание на искусственное сокращение его длины. После выноса вперед колена маховой ноги (бедро даже не доходит до горизонтального положения (кадр 6), нога начинает тормозиться и двигаться вниз. При этом спортсменка опять же искусственно не дает голени выходить вперед (кадры 7 — 8). Вплоть до постановки ноги стопа практически не выходит вперед за проекцию колена на дорожку. В целом можно сказать, что первый и второй беговые шаги после схода с барьера спортсменка делает довольно однотипно с установкой на максимальную частоту беговых движений.
Третий шаг спортсменка начинает так же, как и два предыдущих, но только до момента крайнего положения выноса вперед колена маховой ноги (кадр 11), а затем начинает «подстраиваться» для атаки барьера. А это выражается в том, что она явно чрезмерно «выхлестывает» вперед голень (сравните кадры 12 — 13 и 1 — 8 ) и пассивно ожидает встречи с дорожкой (особенно это видно на кадре 13).
После встречи с дорожкой (кадр 14) спортсменка достаточно упруго удерживает себя на толчковой ноге, «складывает» голень и бедро маховой ноги (кадры 14 — 15) и коленом (если так можно выразиться) атакует барьер (кадр 16). Однако это движение, как мне кажется, направлено излишне вверх (кадры 17 — 18). Это приводит к тому, что с этого излишне высокого положения спортсменка долго «едет» вниз. Я не случайно употребил слово «едет», потому что именно такое впечатление производят кадры 19 — 23. Принципиальное отличие преодоления барьера у женщин заключается именно в быстром опускании не распрямленной до конца маховой ноги за барьер, в таком «кошачьем» движении. А Людмила выполняет движение в «мужской» манере, свойственной для бега с высокими барьерами. На кадрах 19 — 23 видно, как спортсменка излишне долго ждет встречи с дорожкой. Избежать этого, хотя бы частично, можно было бы, если начиная с кадра 18, активно выполнить движение стопой маховой ноги «от себя». Но этого не происходит, И поэтому спортсменка летит над барьером. В это время она подтягивает колено толчковой ноги, выводит его вперед (при этом левая рука работает оптимально) и встречает дорожку в хорошем беговом положении (кадры 20 — 24). Начиная с этого момента (кадр 25) цикл бега повторяется.
Следует обратить внимание на работу рук спортсменки. Рассматривая эту кинограмму, я долго не мог отделаться от ощущения, что мне что-тo не нравится в работе рук, а вот сформулировать претензию я не мог. Но потом понял, в чем дело.
Основная установка на работу рук в женском барьерном беге — это короткие движения с высокой частотой. Достичь этого можно только в том случае, если стремиться угол между плечом и предплечьем во всех фазах движения Делать минимальным (чем меньше угол, тем меньше момент инерции руки относительно оси, соединяющей плечевые суставы). Особенно трудно выполнять эту установку В крайних «задних» положениях. И Людмила делает это не очень успешно, Посмотрите на кадры 25 — 27.
Спортсменке стоит больших усилий начать движение левой руки вперед и удержать плечи на сходе с барьера от разворота. Так вот, если бы кисть левой руки она не опускала бы так далеко (т. е. угол между плечом и предплечьем был бы меньше), ей было бы легче справиться с этой задачей.

В. БРЕЙЗЕР,
кандидат педагогических наук
В. ПАПАНОВ

Журнал “Легкая атлетика” №6, 1989 год.